Павел Коган. Лирическое отступление

Есть в наших днях такая точность,
Что мальчики иных веков,
Наверно, будут плакать ночью
О времени большевиков.
И будут жаловаться милым,
Что не родились в те года,
Когда звенела и дымилась,
На берег рухнувши, вода.
Они нас выдумают снова —
Сажень косая, твердый шаг —
И верную найдут основу,
Но не сумеют так дышать,
Как мы дышали, как дружили,
Как жили мы, как впопыхах
Плохие песни мы сложили
О поразительных делах.
Мы были всякими, любыми,
Не очень умными подчас.
Мы наших девушек любили,
Ревнуя, мучась, горячась.
Мы были всякими. Но, мучась,
Мы понимали: в наши дни
Нам выпала такая участь,
Что пусть завидуют они.
Они нас выдумают мудрых,
Мы будем строги и прямы,
Они прикрасят и припудрят,
И всё-таки пробьемся мы!
Но людям Родины единой,
Едва ли им дано понять,
Какая иногда рутина
Вела нас жить и умирать.
И пусть я покажусь им узким
И их всесветность оскорблю,
Я — патриот. Я воздух русский,
Я землю русскую люблю,
Я верю, что нигде на свете
Второй такой не отыскать,
Чтоб так пахнуло на рассвете,
Чтоб дымный ветер на песках...
И где еще найдешь такие
Березы, как в моем краю!
Я б сдох как пес от ностальгии
В любом кокосовом раю.
Но мы еще дойдем до Ганга,
Но мы еще умрем в боях,
Чтоб от Японии до Англии
Сияла Родина моя.

1940—1941 гг.

Коган Павел Давидович (1918—1942). Родился 4 июля в Киеве. Детские годы прошли в Москве. В 1936 поступил в Московский институт истории, философии, литературы (МИФЛИ), а с 1939 занимался и в Литературном институте им. М. Горького на отделении поэзии. В 1941 г. ушел добровольцем на фронт. 23 сентября 1942 г. погиб в боях под Новороссийском. Ему было 24 года.

Александр Прокофьев. Разговор по душам (фрагмент)

Такое нельзя не вспомнить. Встань, девятнадцатый год!
Не армии, скажем прямо, — народы ведут поход!
Земля — по моря в окопах, на небе — ни огонька.
У нас выпадали зубы с полуторного пайка.
Везде по земле железной железная шла страда...
Ты в гроб пойдешь — не увидишь, что видели мы тогда.
Я всякую чертовщину на памяти разотру.
У нас побелели волосы на лютом таком ветру.
Нам крышей служило небо, как ворон, летела мгла,
Мы пили такую воду, которая камень жгла.
Мы шли от предгорий к морю — нам вся страна отдана,
Мы ели сухую воблу, какой не ел сатана!
Из рук отпускали в руки окрашенный кровью стяг.
Мы столько хлебнули горя, что горе земли — пустяк!
И все-таки, все-таки, все-таки прошли сквозь огненный шквал.
Ты в гроб пойдешь — и заплачешь, что жизни такой не знал!
Не верь ни единому слову, но каждое слово проверь,
На нас налетал ежечасно многоголовый зверь.
И всякая тля в долине на сердце вела обрез.
И это стало законом вечером, ночью и днем,
И мы поднимали снова винтовки наперевес,
И мы говорили: "Ладно, когда-нибудь отдохнем".

Бери запоздалое слово и выпей его до дна,
Коль входит в историю славы единственная страна.
Ты видишь ее раздольный простор полей и лугов...
Но ненависть ставь сначала, а после веди любовь!
Проверьте по документам, которые не солгут, —
Невиданные однолюбы в такое время живут.
Их вытянула эпоха, им жизнь и смерть отдана.
Возьми это верное слово и выпей его до дна.
Стучи в наше сердце, ненависть! Всяк ненависть ощетинь!
От нас шарахались волки, когда, мертвецы почти,
Тряслись по глухому снегу, отбив насмерть потроха.
Вот это я понимаю, а прочее — чепуха!
Враги прокричали: "Амба!"
"Полундра!" — сказали мы
И вот провели Эпоху среди ненавистной тьмы.
Зеленые, синие, белые — сходились друг другу в масть,
Но мы отстояли, товарищ, нашу Советскую власть.

1930 г.

Александр Прокофьев родился в с. Кобона, в 100 км. от Санкт-Петербурга в крестьянской семье. Учился в сельской школе и Петроградской учительской семинарии, содержащейся на средства земства. Семинарию не окончил, так как отца забрали на войну, и нужно было помогать семье содержать хозяйство. В марте 1919 вступил в РКП(б), в октябре по партийной мобилизации направлен на фронт против Юденича, воевал, попал в плен, бежал. В 1920 окончил Уральский учительский институт Красной армии им. Толмачева. В 1930 демобилизовался из армии и занялся профессиональной литературной деятельностью. Во время Финской и Великой Отечественной войн работал военный корреспондентом, в том числе в блокадном Ленинграде.

Владимир Бушин. 22 июня

Это повелось ещё при Горби:
Выхватив из правды только часть,
Этот День днём памяти и скорби
Нарекла жирующая власть.

Да, вестимо, скорбь и память вместе,
Но не тем в тот День страна жила.
Смертный грех сказать о павших в Бресте,
Что печаль на подвиг их вела.

И ведь стало ясно очень скоро
Всем, кому задуматься не лень:
Изумившим немцев Днём Отпора
Стал залитый кровью этот день.

День такой неведом для Европы.
Он Советский, как и красный флаг,
Коим мы, «послушные холопы»,
В должный час украсили рейхстаг.

2016 г.

Владимир Бушин родился 24 января 1924 в с. Глухово Богородского уезда Московской губернии в семье офицера и медсестры. Школу окончил в Москве в 1941 году, за несколько дней до начала Великой Отечественной войны. С осени 1942 года — на фронте. В составе 54-й армии прошёл от Калуги до Кёнигсберга. После воевал с японцами в Маньчжурии. На фронте вступает в Коммунистическую партию и начинает печатать стихи в армейской газете «Разгром врага».



Комментарии

comments powered by Disqus