Date Редакция Категория misc Теги реникса
В какой-то семинарии учитель написал на сочинении «чепуха»,
а ученик прочёл «реникса» — думал, по-латыни написано...
*А. П. Чехов, «Три сестры», 1900 г.*

В середине 1990-х у нас с Валерием Павловичем Делямуре возникла традиция — отдыхать после обеда за чтением всякого псевдонаучного бреда, которого в те поры стало появляться все больше и больше. У Валерия Павловича была идея выпускать журнал «Реникса», где эту чепуху можно было бы публиковать и показывать ее научную несостоятельность.

И вот уже нет Валерия Павловича, его идея так и осталась невоплощенной. Чепухи меньше не стало, и я подумал — почему бы не попробовать выпускать электронную «Рениксу». Так что — добро пожаловать!


Лженаука — это нечто имитирующее науку, но по сути таковой не являющееся. Главное отличие науки от лженауки — воспроизводимость научных результатов. То есть опыты или выкладки одного ученого, описанные в печати, могут быть повторены независимо от него другими учеными и привести к тем же результатам. Отсюда основной признак лженаучной теории — ее нефальсифицируемость, то есть принципиальная невозможность поставить эксперимент (хотя бы мысленный), результат которого мог бы опровергнуть данную теорию. Как только теория допускает возможность ее независимой проверки, то какой бы странной эта теория не выглядела, ее уже нельзя назвать лженаучной — она становится проверяемой и может быть из нее что-нибудь да получится.

Лженаучные публикации имеют ряд общих признаков:

  • «Единая всеобщая теория всего». Лженаучные теории тяготеют к глобальности. Их авторов не устраивает «просто» открытие, но только такое, которое перевернет весь мир (универсальное решение энергетической проблемы, уникальное средство от всех болезней, объяснение поведения человека в любых обстоятельствах). Их теории претендуют на описание всего мироустройства, природы и происхождения Вселенной.
  • Сладкие обещания. Раз уж теория обещает «революционный» переворот в науке и технологиях, то за этим идут и обещания быстрых и баснословных медицинских, экономических, финансовых, экологических и иных положительных эффектов.
  • Жертва гонений. В предисловии к публикации описываются преследования, которым незаслуженно подвергается автор и его уникальная теория. Стремление представить теорию или ее автора жертвой «гонений» со стороны «официальной науки» позволяет с одной стороны, вызвать некоторое сочувствие читателя, а с другой — отвергнуть критику со стороны научного сообщества как заведомо предвзятую. Но может быть дело обстоит проще, и теория отвергается другими учеными потому что просто глупа?
  • «До основанья, а затем». С первых же слов утверждается, что вся современная наука (или одна из ее основных теорий, например, теория относительности или квантовая механика) — ложна, но автор берется заменить ее истинной теорией (своей собственной, разумеется). Здесь надо быть особенно внимательными. Кроме того, что построить в одиночку теорию такого масштаба — задача, которая вряд ли под силу одному человеку, настораживать должен и пафос разрушения. Не чудится ли вам в высказываниях автора оттенка «я тот, кто опроверг самого Эйнштейна»?
  • Преувеличенная терминологичность. В любой научной работе используется специальная терминология, которая, увы, не всегда понятна широкой публике. На этом также пытаются сыграть псевдоученые. Ученый стремится изложить свои результаты так, чтобы быть понятым коллегами и впоследствии получить от них отклики на свою работу. Поэтому излишне усложнять текст не в его интересах. Основные используемые в статье термины должны быть понятны специалистам в данной области, новые или узкоспециальные термины — объяснены. А вот если автор вводит новые термины, не позаботившись указать, что они означают или переопределяет старые, вкладывая в них новый смысл — то мы имеем дело с имитацией научного стиля. «Торсионные поля», «виртуальная биоплазма», «психоэнергетика», «псибиоголограмма» — латинские и греческие корни придают этим словам солидности. Лжеученый не стремится быть понятым, он стремится произвести впечатление. Солидность слов должна убедить читателя в солидности результатов, сделать излишней их рациональную проверку.
  • «Широко известно, что…» после чего сообщается информация не только широко, но и вообще не известная, а зачастую — ложная. Влияние на читателя должны оказать убежденность автора (он ведь находится среди тех, кому «широко известно»!) вкупе с боязнью проявить собственное незнание «очевидного». Автор вообще очень уверен в себе, и даже при наличии возможности, не утруждает себя сравнением своих результатов с выводами других ученых, апеллируя к «интуиции», «здравому смыслу» или «авторитетному мнению».
  • Ссылки. В конце научной работы обязательно приводится список использованных материалов — предыдущих статей по данной теме. Даже если ученый критикует выводы коллеги, он укажет конкретную публикацию и конкретное положение, вызвавшее его сомнения. Нельзя критиковать «вообще» Эйнштейна или «вообще» Ньютона. Другой вариант проблемы: ссылки не по теме. Например, автор биологической статьи в качестве основных источников цитирует работы философов или историков. Хотя природа и едина, ее законы в разных областях науки все-таки различные. И то, что справедливо для механики, не обязательно будет таковым в социологии.
  • Слишком Много Больших Букв. Если автор начинает наделять обычные слова дополнительным смыслом и писать их с большой буквы, это тревожный сигнал читателю. Совесть, Разум, Счастье, Вера, Осознание, Мнимая Действительность, – ученые в своих публикациях гораздо скромнее.
  • А автор кто? Получил ли автор профильное образование? К примеру, научная статья по химии обычно пишется химиком, желательно обладающим ученой степенью. Многие интересные научные работы проводятся на стыке нескольких дисциплин, и в этом случае авторами являются представители разных наук. Но если книгу по химии пишет математик, причем без соавтора или консультанта химика, то научность такой работы вызывает сомнения. Столь же сомнительна и теория происхождения человека, выдвинутая гинекологом.

Следует отметить, что все перечисленные признаки свидетельствуют о лженаучности той или иной публикации лишь косвенно, и в каждом конкретном случае необходима дополнительная проверка.

Не следует относить к лженауке то, что наукой изначально не является и связано с другими аспектами жизни, например, религию или философию. Любовь, например, тоже не наука :)

При подготовке использовались материалы статьи Александра Соркина «Лженаука: союз заклинания и реторты»



Комментарии

comments powered by Disqus